Главная » Криминал » ЭТЮД О ПРИБЫЛЬНОЙ БЕСПРИНЦИПНОСТИ или еще раз о том, могут ли каноны христианской морали противостоять законам дикого бизнеса.

ЭТЮД О ПРИБЫЛЬНОЙ БЕСПРИНЦИПНОСТИ или еще раз о том, могут ли каноны христианской морали противостоять законам дикого бизнеса.

Редакция «Ювелирного предложения» продолжает знакомить читателей с актуальными публикациями в отраслевых специализированных журналах. Сегодня у нас в гостях журнал «Церковный ювелир», который в первом номере нового года поднял тему авторского права при изготовлении ювелирных изделий с православной символикой.

iq0WJP5ppFmMZPOoNCgg

 

1024x768_nlx58CKCYO6lyxIEE7tM1024x768_GfXL82GvTMd41cpD9amS 

«Вы не в церкви, вас не обманут!» — эту хлесткую цитату, прозвучавшую из уст Остапа Бендера, сегодня стараются не вспоминать. С момента написания ее Ильфом и Петровым многое изменилось и в стране и в душах людей. Многие обратились в веру, еще больше – стали посещать церковь. Мы не о них.

Фраза великого комбинатора приходит на ум, когда речь заходит о торговле ювелирными изделиями с православной символикой. Чаще всего рядовой покупатель, зайдя в лавку православных товаров, и не представляет, сколько страстей скрывается за простой выкладкой серебряных крестиков, колечек и иконок.

Возможно, именно сейчас пришло время сказать вслух то, о чем всё ювелирное сообщество знало давно, но, до поры до времени, очевидно, считало шалостью. Имя этой «шалости» – заимствование художественных решений и моделей ювелирных изделий. Начнем с самого начала. Успешное в коммерческом плане ювелирное украшение целиком и полностью зависит от интуиции и мастерства тех, кто занимается его разработкой. Прежде, чем будущий шедевр предстанет в виде непритязательной темно-синей восковки, пройдет немало времени, сотни листов бумаги покроются эскизами, десятки проб уйдут в корзину, участники процесса несколько раз переругаются и помирятся… до следующего изделия.

На следующем этапе интуиция проходит испытание рынком. Когда покупатель берет в руки изделие, он становится главным экспертом, оценивающим своим рублем степень удачливости и профессионализма автора. Если и этот рубеж успешно пройден, команда облегченно вздыхает и начинает строить планы по созданию следующей коллекции.

И вот тут, выждав драматическую паузу, в нашем повествовании появляется персонаж, которого мы назовем Заемщиком, хотя он заслуживает другого, более определенного и менее лицеприятного имени, но об этом — позже.

Воспитанный на правилах бизнеса малиновых пиджаков, наш заемщикверно оценивает успех своего соратника по цеху и, ничтоже сумняшеся, решает этот успех с ним разделить. Пропустив долгий, нервный, дорогостоящий и рискованный этап создания нового успешного изделия и изрядно тем самым сэкономив, на основе снятых копий заемщик изготавливает собственные мастер-модели и запускает производство украшений, которые уже имеют гарантированный успех в продаже.

Сегодня все звенья ювелирного рынка помогают именно заемщику, а не автору. Разумеется, оптовику и розничному магазину выгоднее покупать товар по более низкой цене. Понятно, что продукция Заемщика может стоить гораздо дешевле (ведь у него нет расходов на создание модели и у него нет неудачных моделей, отправляющихся в корзину), что, конечно же, очень привлекательно для оптовиков.

Тонкий момент в этой истории только один — торговля ведется изделиями православной символики, на каждом серебром отлиты светлые слова. Основная часть оптовых покупателей относится именно к епархиальной системе, они – глубоко верующие люди, соблюдающие посты и творящие в урочное время молитвы, однако это не мешает им в своей мирской жизни сквозь пальцы смотреть на происхождение товара, который они предлагают прихожанам.

Так может быть, сами приходские покупатели и оптовики не знают, кто создал оригинал, а кто торгует подделками? К сожалению, знают… знают также хорошо, как и одну из главных заповедей христианского мира… ну, вы поняли, какую. Однако скрижали с заповедями сгинули в веках вместе с Ковчегом Завета, а прибыль от торговли никто не отменял.

Как мы и обещали, пришло время назвать всё своими заслуженными именами. Заимствование чужих идей и моделей с целью обогащения называется воровством; персона, занимающаяся этим бизнесом, называется вором, персона, покупающая ворованное с целью перепродажи, называется скупщиком краденого. И это не наши фантазии, приведенные термины использует действующее законодательство.

Теперь о нас с вами. Казалось бы, какое дело нам до внутренних дрязг ювелирных воротил, как нас касаются их разборки, не все ли равно, чье изделие мы покупаем и почему мы должны вникать не в свои проблемы. Давайте подумаем. Именно воровство идей заставило несколько интересных, но экономически менее масштабных компаний, существенно сократить объемы разработок новых коллекций. Именно из-за воровства идей мы с вами зачастую по неведению покупаем грубые реплики вместо изящных оригиналов. Именно из-за воровства идей наши салоны заполнены не яркими индивидуальностями, а серыми (хоть и драгоценными) поделками.

Нам говорили: «Существующая, но не отлаженная система защиты авторских прав оставляет создателя украшений один на один с судебной системой, где заемщик, обладая гораздо большими финансовыми возможностями, часто может либо затянуть дело до бесконечности, либо вовсе свернуть его адвокатским ухищрениями», — и, казалось, что наше небольшое расследование придется заканчивать на минорной ноте. Однако истинные специалисты с этим настроением не согласны категорически.

Продолжение следует?

Мы уже приводили мнение нашего эксперта, который уверенно расставляет акценты в этой непростой ситуации:

 

Эксперт «Ювелирного предложения» Вадим Райкин генеральный директор юридической фирмы «Райкин и партнеры» (г. Москва)

Закон охраняет права на дизайн оригинальных ювелирных украшений сразу двумя способами: в качестве объектов авторского права и как промышленные образцы готовых изделий.

Внешний вид многих оригинальных промышленных изделий является объектом авторского права и охраняется Гражданским законодательством Российской Федерации в качестве произведений искусства. Далеко не все товары признаются произведениями искусства, однако, за образцами ювелирной промышленности во всех известных спорных случаях такой статус судами подтверждался…
…Особенностью рассмотрения дел о незаконном копировании дизайна является возможность не доказывать размер реально причиненных убытков для бизнеса, а требовать компенсации в сумме, которую определяет суд — до 5 миллионов рублей за каждый случай незаконного копирования (ст.1301 Гражданского кодекса РФ).

Важно, что регистрация образца ювелирного украшения в качестве промышленного образца не лишает производителя охраны по авторскому праву. Такая регистрация является, безусловно, серьезным подтверждением права авторства, хотя далеко не единственным. В качестве альтернативных доказательств допускаются оригинальные эскизы будущих образцов, договоры с авторами дизайна, акты сдачи-приемки эскизных проектов, бухгалтерские документы истца с указанием артикула оригинального изделия и т.д.

Глеб Клодовский