Главная » Знаток » Горячо и тонко

Горячо и тонко

Лариса про оттенки эмали
Серебряное украшение с эмалью – не самый распространенный, но уже и не редкий товар на ювелирных выкладках. При этом вопрос «как это делается?» остается одним из самых часто задаваемых покупателями на выставках и в ювелирных салонах. Лично мне ответ на него разъяснили быстро: «Вот эти выемки в серебряном изделии эмальер (произнесено было как «маляр») заполняют специальным стеклом, потом все в печку и получается кольцо с горячей эмалью».
Уже оставшись один, я по-прежнему вертел в руках кольцо и мои «почему» не уходили, а только множились.
Почему у одних производителей эмаль единого ровного цвета, а у других – имеет глубинные полутона? Почему с одних колец эмаль сходит чешуйкой через месяц после покупки, а на других может вместе с изделием запросто стать фамильной реликвией без изменения внешнего вида в течение десятилетий.
— И даже тысячелетий – поправила меня Лариса, чей многолетний опыт в создании эмалевых украшений делает её едва ли не самым авторитетным проводником в этой области – (Лариса Фролова, ювелирная студия ФилЛарт — О.П.) – первые из найденных эмалевых украшений датируются примерно 1400 г до н.э.
Там, где цвет эмали ровный по всей поверхности – это одно нанесение и один обжиг. Больше оттенков – больше слоев и больше обжигов.
— И так до бесконечности?
— Не совсем. Обжиг все-таки вредит эмали, поэтому всё – в разумных пределах. На наших изделиях среднее количество обжигов – 4-5 на изделие, но иногда доходит до восьми.
— Если перебрал с обжигом – отслоится или разрушится?
— Для горячей эмали отслоение в принципе невозможно – она спекается с серебром практически в единое целое. То, что отслаивается – обычная алкидная эмаль, ни стойкости, ни твердости.
— А как отличить в момент покупки?
— На ярлыке обязательно должна быть надпись «горячая эмаль», все остальные варианты – недолговечны.
Пока Лариса держала дипломатическую паузу, я успел выбрать из её выкладки колечко со сложными синими переливами и приложил к предыдущему. Разница была очевидной и на первый взгляд и на второй и на последующие.
— Ну а-а… – протянул я, начиная следующий вопрос, но Лариса сама ответила, не дожидаясь, пока я подберу слова:
— Все правильно, рисунок горячей эмалью сильно зависит от мастерства эмальера. Точнее говоря, те, кто работают с оттенками – больше художники, чем ремесленники.
Потом Лариса повела меня по коридору и приоткрыла одну из дверей: «Вот смотри, эмалирование всех без исключения изделий делается вручную мелкими точными мазками тончайших кисточек. У каждой из мастериц свой почерк, свой стиль независимо от того, что наше производство – серийное. Вот слева за столом – Лера, она наш мастер сложных переходов. Честно говоря, на мой взгляд склоненные к столам головы почти не отличались друг от друга, да и Мастер по виду была чуть ли не самой младшей.
— «А это не важно, — пояснила Лариса – Опыт, конечно, играет роль, но интерес важнее. Она жертвует своим собственным временем и даже доходом, делая глубокие цвета, длинные цветовые растяжки, поэтому обжигов у нее, как правило, больше, чем у остальных. Вот и модели у неё богаче по палитре оттенков. То, что ты выбрал – это её работа».
Подвеска Пионы

Удивлялся Олег Подгурский